МолоКо:


необыкновенный журнал об обыкновенных людях


Уникальный информационный проект расскажет о жизни молодых людей с ограниченными возможностями и их здоровых сверстников по-новому - без патетики, мифов и шаблонов.

МолоКо покажет настоящих людей, настоящие события, настоящие эмоции. Героями и авторами публикаций могут стать обыкновенные люди, каждый из вас.

Подробнее...

Главная » МолоКо » Дайджест » Гомельчанин с ДЦП прыгает с парашютом

Гомельчанин с ДЦП прыгает с парашютом

Когда я узнала про Игоря, твёрдо решила, что хочу с ним встретиться и пообщаться. Игорь Анненков – 37-летний мужчина с очень непростой, но от этого не менее интересной судьбой. До 7-ми лет Игорь не ходил. Всему виной – ДЦП. Но кто бы мог подумать, что спустя почти 30-ть лет он будет прыгать с парашютом. Первый в мире (!) человек с таким диагнозом уже совершил 23 прыжка. И живёт он совсем рядом с нами, в Гомеле.

Когда я позвонила Игорю и спросила, где ему удобно встретиться, он сказал, что место и время не имеют значения. Для него любые расстояния – не преграда. Игорь уже свободно передвигается, поэтому не считает себя человеком с ограниченными возможностями. Тем более, по его словам, все наши ограничения – только в нашем сознании. Пообщавшись с ним, я поняла, сколько же правды в этой фразе.

Надеюсь, вам будет интересна эта история.

– Игорь, расскажи немного о себе, о своём детстве.

 – Как ты уже поняла, родился я с тяжёлым диагнозом. В результате родовой травмы я фактически был парализован. Врачи говорили, что ходить я не буду НИКОГДА, в лучшем случае – ползать. Но благодаря усилиям моих родителей я попал в самый лучший в бывшем СССР реабилитационный центр для детей с нарушениями опорно- двигательного аппарата «Детский клинический санаторий Министерства Обороны СССР» в Евпатории, где ставили на ноги таких детей, как я. Там меня лечили четыре года по специальной системе с 3 до 7 лет. Именно в Евпатории я впервые встал на ноги. А в 7 лет мы с родителями вернулись в Гомель. И уже здесь я пошёл в школу.

– В обычную школу?

– Да, в абсолютно обычную школу. Надомного обучения тогда вовсе не было, а попасть в интернат – всё равно, что в тюрьму. Да и занимались со мной родители, я уже в 6-7 лет бегло читал и уж точно не отставал в развитии, поэтому оснований там оказаться объективно у меня не было.

– В школе тяжело было?

– Тяжелее всего было адаптироваться. Можно сказать, я впервые столкнулся с детской жестокостью именно в школе. В детский сад я же не ходил. А ещё помню, довольно тяжело было всё время сидеть на уроках физкультуры, порой было просто некуда себя деть, хотелось как-то участвовать, двигаться и чего-то добиваться. И со временем понимая, что для того чтобы преодолеть недуг нужно систематически тренироваться, я очень захотел пойти в спортивную секцию.

– И пошёл?

– Да, когда мне было 12 лет. Это стало возможно благодаря огромному личному участию моего тренера, он на свой страх и риск начал активно заниматься со мной.Но была одна огромная сложность – необходимо было предъявить медицинскую справку о том, что мне разрешено заниматься силовыми видами спорта. Естественно такую справку мне не дал бы никакой здравомыслящий доктор, а о какой-либо системе реабилитации в те времена и речи быть не могло. Но я решил, что должен пробить эту стену. И тогда, то ли от безысходности, то ли от полной неприязни к такого рода бумагам, я принёс справку, заверенную ветеринарной печатью. Так я стал «животным», чтобы стать человеком...

И в итоге я попал в секцию культуризма. Наверное, это можно считать одним из первых шагов навстречу личным спортивным достижениям. Я выдерживал такие нагрузки, с которыми не все здоровые дети могли справиться. Например, подтягивался минимум 25 раз, что довольно сложно даже обычному человеку, а при моём диагнозе и тем более являлось чем-то невероятным. Меня даже просили повторять, потому что очевидцы порой не верили своим глазам. Всё ведь начиналось с того, что я не мог поднять арматурный прут.
Постепенно я становился более крепким, в 15 лет уже бегал, хотя с точки зрения здоровых людей это ещё не полноценно, но всё же лучше чем жизнь прикованного к инвалидной коляске человека.

И так получилось, что одним из моих учителей был известный спортсмен-парашютист Николай Усов, который работал инструктором в гомельском аэроклубе до его распада в девяностые годы, а потом пришёл работать учителем физкультуры в мою школу.
Я очень долго шёл к тому, чтобы спросить у него, могу ли рассчитывать на то, что когда-нибудь займусь парашютным спортом. И настал тот день, когда я решился и поинтересовался. Николай Николаевич рассказал мне, что при соблюдении необходимых условий и установок это всё же возможно. Тогда я совершенно чётко осознал, что хочу идти к своей цели.

А потом случилось то, что в итоге ещё больше подтолкнуло меня. Николай Николаевич заболел. Как-то я пришёл к нему домой, он сказал, что вероятно уже не успеет мне помочь... Я тогда не понимал истинной причины его отказа мне. Николай Николаевич решил сделать подарок мне и вручил свой чемпионский шлем. Но у него было два условия, которые я должен был выполнить, ведь поскольку такие подарки не даются так просто. Он взял с меня обещание, что я всё-таки постараюсь дойти до дверного обреза самолёта и свой первый прыжок совершу в его шлеме.

Спустя три месяца я узнал, что Николай Николаевич умер. Эта новость на некоторое время отбила у меня всякое желание двигаться дальше. Я просто не знал, ради чего. Но в один из дней я пошёл в подвал и случайно среди вороха книг из моего детства мне в руки буквально свалился журнал, открыв его на одной из страниц, я увидел фотографию Николая Николаевича. Я подумал, что это какой-то знак свыше. Вспомнил про данное Николаю Николаевичу обещание…С того дня я шёл к своей цели, осознав, что любая случайность в жизни является закономерностью, самолёт взлетает против ветра, а чёрная полоса порой становится взлётной...

Я обратился за помощью к людям, которых советовал мне Николай Николаевич. Благодаря их усилиям и моей воле я оказался в Могилёве. В этом городе находится спортивно-тренировочная база сборной Республики Беларусь по парашютному спорту. Знаменитый аэродром Новопашково недалеко от Могилёва. Вот там я и совершил два своих первых прыжка. Правда, тогда только в тандеме.

– Сколько тебе было лет?

– На тот момент мне было 35 лет.

– Что ты почувствовал?

– Сложно словами описать.

– Страх?

– Нет. Не могу описать ощущение полёта. Как второе рождение.

– И дальше ты продолжал прыгать в Могилёве?

– Нет, всё стало упираться в деньги. А их, конечно же, нет. Я стал активно писать обращения в различные организации, частным лицам, писать и звонить в Паралимпийский комитет, но мне отказали, поскольку парашютный спорт не входит в олимпийскую программу и уж тем более – в паралимпийсую. Посоветовали искать спонсоров. Несмотря на то, что я первый в мире с ДЦП хотел прыгать с парашютом и делал всё, чтобы эта мечта стала явью, поддержку со стороны государства я, к сожалению, не нашёл.

Но это не стало преградой. Я долго сидел на Интернет-форумах, знакомился с парашютистами. И в итоге нашёл людей в российском парашютном клубе «Аэроград Коломна», которые фактически изменили мою жизнь. Они стали мне реально помогать, как морально, так и материально, и в начале лета 2012 года я поехал туда проходить обучение свободному падению, так называемой AFF.

Я прожил там шесть месяцев и совершил более 20 прыжков, причём уже не в тандеме, а самостоятельно, но под строгим контролем обучающих инструкторов и руководителя полётов. Прыжки с высоты в 4000 метров.

Я познакомился с интересными людьми, в числе которых известный многим Валдис Пельш, кандидат в мастера спорта по парашютному спорту. Там же был один из самых именитых скайдайверов в мире, гуру Фри-Флая Олав Зипсер....и многие другие.

Огромное впечатление на меня произвело знакомство с инструкторским и руководящим составом клуба «Аэроград Коломна», где каждый человек – легенда парашютного спорта, будь то инструктор, укладчик парашютов или просто завхоз. Все люди с мировым именем, собранные в одном месте. Например, на счету обучающего меня инструктора Николая Александровича Сухарникова более 20.000 прыжков. Это мастер спорта международного класса, двукратный чемпион мира по скоростному купольному пилотированию, четырёхкратный чемпион Европы. Скромный, позитивный и отзывчивый человек.

У меня сложились самые тёплые впечатления и воспоминания об этом месте и этих людях.

– В этом году тоже поедешь в Аэроград?

– Да, весной поеду. Снова завис денежный вопрос. Я пытаюсь что-то узнавать, но уже не надеюсь на помощь государства.

– Ты оскорблён тем, что в Беларуси не нашёл должной поддержки?

– Оскорбление это или нет…(задумался). Я не считаю, что кто-то кому-то должен. Нет. Просто я думаю, что нам не хватает гибкости, какого-то индивидуального подхода, порой просто человеческого участия. Ведь я гражданин Республики Беларусь, мог повысить имидж страны, выступая на соревнованиях такого рода.

Но, так или иначе, я планирую продолжать. И очень надеюсь на то, что в этом году мне всё же удастся выступить на соревнованиях среди людей с ограниченными возможностями по созданию в воздухе так называемых «больших формаций». Этот рекорд уже второй год подряд проходит на аэродроме Киржач. Из заявленного количества участников за короткий промежуток времени (около полутора минут) необходимо сложить фигуру в небе и удержать её для того, чтобы судейская коллегия рекорда могла визуально на основании съёмок операторов зафиксировать результат. И чем большее количество участников, тем сложнее. Это трудно как физически, так и технически, поскольку здоровых людей среди рекордсменов просто нет. Большинство из них – герои, прошедшие Афганистан, люди с ампутированными конечностями. Несмотря на это, рекорд состоялся уже дважды.
Представители из Беларуси никогда не участвовали в подобном. Хочу стать первым и коплю деньги на снаряжение. Хотя, учитывая то, что парашютный спорт второй после Формулы-1 по дороговизне, совершенно не уверен, что скромной пенсии хватит.

- Игорь, ты счастлив?

- (Задумался) Да. Счастье – в близких людях. Я счастлив, потому что мои родные люди всегда меня поддерживали и относились ко мне так, как надо относиться к людям, вне зависимости от жизненных обстоятельств. Не надо жалеть людей, не в жалости мы нуждаемся.
Игорь на собственном примере доказывает, что все преграды мы создаём себе сами, а все ограничения действительно в наших головах.
Этот улыбчивый мужчина не гневит судьбу и благодарен за те возможности, которые она перед ним открывает.

Он очень просил перечислить людей, которым хочет сказать спасибо. Это все сотрудники парашютно-спортивного клуба «Аэроград Коломна», семья парашютистов Усовых, руководитель клуба военно-прикладных видов спорта «Сапсан» Есин Фёдор Фёдорович, тренер сборной Республики Беларусь по классическому парашютизму Ракович Галина Викторовна, наставник белорусских спортсменов Ракович Юрий Владимирович, мастер спорта Новицкий Павел Петрович, гомельский спортсмен-парашютист Курилов Николай Николаевич и многие другие.

А я хочу сказать огромное спасибо Игорю за то, что он преподал нам всем очень ценный урок! И пусть всё у него получится!

Фото из архива Игоря

    Яна Меллер, vgomele.by

    Колясочник может стать скаутом
    Пионеры «обокрали» скаутов
    Як у Львове павячэраць у “партызанаў”

    Write a comment

    • Required fields are marked with *.

    If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.